Молодежный рассказ: Почему Хадиджа не вышла за Ахмада

Автор: Бахадори Опубликовано: 27.04.2012 Рубрика: Детям, Для всех, Рассказы |

Аллах, религия, ислам, шариат, намаз

«В кинище пойдёшь», – возникло в окне «аськи» сообщение от пользователя monstr. «Через пятнадцать минут выйду», – ответил ahmados. «Это долго, мы уже сруливаем, кто не успел – тот плохо спешил». «Уже вышел», – ответил пользователь ahmados с минутной задержкой.

До приглашения в кино пользователь ahmados, который в реальной жизни был семнадцатилетним юношей Ахмадом, собирался прочитать намаз и даже сделал омовение, но призыв пользователя с ником monstr нарушил его планы. Всего минуты хватило для привычного уже заключения сделки с совестью: «до следующего азана ещё четыре часа, успею».

На самом деле Ахмад не был до конца уверен, что сможет так быстро распрощаться с приятелями, но чувствовал себя значительно спокойнее, скормив голодной совести привычную обманку. Накинув недавно подаренную отцом брэндовую куртку, юноша помчался вниз по лестнице, предвкушая убойный вечер. Пробегая мимо квартиры на третьем этаже, он ощутил привычный сладкий удар в сердце: «Хадиджа». Оставшиеся этажи он думал, что скажут её родители, когда его мама сходит к ним по его просьбе, и размышлял, как это здорово, что его «родаки» считают, что верующего юношу надо женить как можно раньше. Но все эти мысли вытеснили дружеские объятия и «саламы» с Эльдаром и Ринатом, последний из которых и был тем monstr из аськи.

В жизни монстр был вполне симпатичным и ничуть не напоминающим чудовище, парни дружили чуть ли не с детства, хотя мама Ахмада с неодобрением относилась к такой дружбе, потому что Ринат и вся его семья не были соблюдающими религию мусульманами. Но так как парни жили в одном дворе, их плотному общению ничто не могло помешать. Ринат часто посмеивался над религиозностью товарища, но никогда не спорил с ним. Эльдар же был скорее товарищем Рината, чем Ахмада и с некоторой неприязнью относился к нему, постоянно подкалывая, особенно относительно отношений с девушками, которых верующий юноша не имел.

Дорога в кинотеатр проходила мимо мечети. Когда компания проходила мимо неё, Ахмад подумал, что нужно было бы попросить всех задержаться и прочитать всё-таки намаз. Но, представив себе насмешки Эльдара, малодушно убедил себя, что лучше не делать из молитвы показуху, а прочитать намаз позже. Вечно голодная совесть притихла и от этой подачки. После кино друзья затащили его в пиццерию, находящуюся сразу за зданием киноцентра. Когда делали заказ, юноша услышал, как Эльдар заказал три кружки пива. Когда официантка ушла, он спросил, кому третья порция.

– Тебе, конечно, не можем же мы пивко хлебать в одно лицо, – широко улыбнулся Эльдар.

– Ты же знаешь, я не употребляю спиртное, – ответил юноша.

– Знаю, поэтому и заказал тебе, малыш, безалкогольное пиво, – торжественно возвестил Эльдар.

В этот момент Ринат посмотрел на него внимательно, и тот, незаметно для Ахмада, подмигнул приятелю. Ахмад же в это время был поглощён внутренней борьбой, между «надо отказаться» и «засмеют». Победила мысль «запрещён алкоголь, если его нет. значит нет и запрета… наверное», и хотя парень был не сильно убеждён в том, что принимаемое решение верно, он всё-таки не осмелился нарваться на полную сарказма отповедь Эльдара, который был мастер высмеивания. Это было весело, только когда не касалось лично тебя.

Поглощая пиццу и запивая её пивом, друзья провели время с шутками да прибаутками, их искромётный друг был в ударе, и шутки сыпались одна за другой, не цепляя личность прихлёбывающего золотистый напиток Ахмада. Где-то на половине кружки у парня возникла мысль, что с пивом что-то не так, эффект от него ощутимо отличался от того, который даёт лимонад. Но юноша решил не обострять и скормил совести сомнительную мыслишку, что приятная лёгкость сознания, вероятно, возникла от того, что он так прекрасно проводит время, много смеётся и вообще… на этом пункте, с очередным глотком из кружки, мысли его стали совсем расслабленными и полностью заглушились беззаботным хохотом.

Однажды сквозь шумное веселие до Ахмада долетели звуки азана, и он с досадой подумал о пропущенном намазе, но в этот удачный день, казалось, ничто не могло его ни расстроить, ни напугать: «Да ладно, ничего страшного, приду домой и возмещу», – отмахнулся от верещащей совести юноша. Расплатившись по счёту, ребята вышли на улицу, где, продолжив смеяться, Эльдар и Ринат закурили.

– Ну что, пить мы тебя уже научиииили, – протянул Эльдар, – теперь, малыш, тебе остаётся только покурить вместе с нами, и можно сказать, что ты встал на путь становления не мальчика, но мужа.

Эта фраза показалась Ахмаду очень смешной, и он охотно рассмеялся вместе с приятелями.

– А, почему бы и нет, – и… взял протянутую сигарету. О чём он думал в данный момент? Часто задавался он вопросом после и … не мог найти на него ответа. По всему выходило, что вообще ни о чём. Примерно, с той половины кружки, когда он на самом деле в глубине души прекрасно понял, что пиво было-таки алкогольным – он вообще запретил себе глубокий мыслительный процесс, сфокусировавшись на радости бытия.

Поэтому под необидные смешки и подколы обучился процессу курения и вторую сигарету курил уже практически мастерски, стараясь держать её так же уверенно и красиво, как любимчик всех девочек – Эльдар. Он не помнил, как появилась в его руках ещё одна банка с пивом, как они оказались на лавочке в парке, где продолжили развлекаться, знакомясь с девушками. Незадолго перед закатом их было уже шестеро, к ним присоединились ещё три весёлые девчонки, с которыми было просто и волнительно.

И вот тут случилось ужасное. Ахмад увидел Хадиджу. Она шла со своей старшей сестрой по аллее парка и никогда не казалась влюблённому юноше красивее, чем в тот злополучный вечер. На ней был нежно-сиреневый шарф, который шевелился под дуновением вечернего ветерка и такая же сиреневая юбка из какой-то невообразимой, летящей ткани. Она шла как бы овеваемая ветром и сиреневым облаком летящего по ветру хиджаба. Лучи покидающего планету солнца озаряли её лицо, и вся она была олицетворением чистоты, светом веры на темнеющей аллее, лучом, ударившим его в солнечное сплетение, лишившим дара речи, прервавшим дыхание.

Ахмаду хотелось провалиться сквозь землю, стать невидимым, подвергнуться мгновенному изменению внешности. Он стоял в компании вульгарных, как стало очевидно на фоне этой девственной красоты, девиц, пьяный и с сигаретой в руках. Она шла и смотрела на него во все глаза. Это был первый раз, когда она смотрела на него.

Хадиджа была очень скромной девушкой, и её взгляд всегда опускался, когда они сталкивались в подъезде или на улице. Но тут её огромные, прекрасные глаза смотрели на него. Как раньше мечтал он поймать на себе её взгляд, так же сейчас он мечтал, чтобы она ослепла на пять минут. А потом он жалел, что не сошёл с ума в тот момент, чтобы забыть недоверие, затем удивление и позже презрение и жалость, которыми попеременно наполнялись её зеленые, распахнутые, самые прекрасные на свете глаза. Она ушла, и он, не попрощавшись с друзьями, пошёл следом за ней на приличном расстоянии, боясь что она обернётся и заметит его, побитым псом плетущимся следом. Добредя до своего подъезда, Ахмад понял, что домой в таком виде идти никак нельзя, и пошёл ночевать к Ринату. Когда все в доме друга легли спать, он начал молиться, и провёл в молитве и просьбах о прощении у Аллаха всю ночь, вплоть до утреннего намаза, и лёг спать с первыми лучами солнца.

По этой причине встал поздно и домой пришёл уже к обеду, за которым его мама сообщила ему, что родители Хадиджи пока не дали согласие отдать её за него замуж, они сказали, что их дочь категорически отказалась и сказала, что если её вынудят, она скажет причину – но лучше бы её не расспрашивали. На этом её родители, которым нравилась семья Ахмада и сам жених, прервали уговоры, но сказали, что будут ещё пытаться повлиять на свою дочку.

– Ты не знаешь, почему она так протестует, Ахмад? Мне-то казалось, ты ей нравишься.

Испытывая невероятные душевные переживания, юноша ответил:

– Нет, мама, я не знаю и, пожалуйста, не ходи больше к ним просить за неё, я не женюсь на ней, я передумал.

Удалившись в свою комнату, Ахмад думал о том, что любой грех ведёт за собой наказание. Он знал это и раньше, только не ожидал, как это может быть больно, когда гнев Аллаха направлен на тебя самого. Ему пришлось проститься с мечтой о любимой девушке, потому что его слабая здоровьем мама не вынесет, если узнает правду о том, почему Хадиджа не хочет выходить за Ахмада.

Лейла Наталья Бахадори

Комментарии

Добавить комментарий

через аккаунты : 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Отзывов (3)

  • 0

    Хадидже нужно все таки смилостовится и хотя бы 3 раза встретиться с ним где она поймет что он раскаиваеться. А ему пора послать на.. своих «друзей» Дружбу и не причастность в исламе еще никто не отменял!

  • Зейнаб:
    2

    Лейла, не перестаю удивляться вашему таланту. Как интересно вы пишите..и главное сколько пользы в ваших строках. Призываете к тому, что уже ВРЕМЯ задуматься и осознать.. Спасибо

    • Бахадори Бахадори:
      1

      МашАллах и только, только Он источник. Буду благодарна за дуа за меня.

Яндекс.Метрика

Все права защищены © 2012-2017 Лейла Наталья Бахадори.
Копирование материалов сайта возможно при указании активной гиперссылки на ресурс!